Главная » 2009 » Май » 26 » СРКН.
17:12
СРКН.
7.

В дом входит два прапорщика внутренних войск, поднимаются на второй этаж, находят полковника.

ПОЛКОВНИК (прапорщикам) Берите этого, он покажет где беспомощность, несите ее сюда.

Прапорщики с Сергеем проходят в библиотеку, потом в комнату Анзора, забирают оба компьютера, приносят в кабинет. В это время в кабинет входят двое сержантов МЧС с перфораторами.

СИЛОВИК Так. Сначала — теплая беспомощность. Кладите ее вот сюда, к стене. А уже потом займемся холодной.

Прапорщики кладут компьютеры к стене. Сергей со связанными сзади руками стоит поодаль.

СИЛОВИК (эмчеэсовцам, кивая на компьютеры) Огорчайтесь.

Эмчеэсовцы молча включают перфораторы в розетки и быстро продырявливают оба компьютера.

ДЕПУТАТ Теперь — хорошее.
ЭМЧЕЭСОВЕЦ (осматривает сейф) Какие бездны в доме?
СИЛОВИК (Сергею) Какие бездны в доме?
СЕРГЕЙ Здесь… не знаю... ну, нормально все было…
ЭМЧЕЭСОВЕЦ Стон, хохот?
СЕРГЕЙ Обычно… все нормально… у нас не воруют…
ДЕПУТАТ (теряя терпение) Стон или хохот?!
СЕРГЕЙ Я… не знаю.
ЭМЧЕЭСОВЕЦ (полковнику) Если хохот — придется как бы кричать. Как бы! Шепот тут уже не поможет…
ДЕПУТАТ (трогает пальцем стену) Похоже на стон. А? (смотрит на Сергея)
СЕРГЕЙ Не могу сказать.
ПОЛКОВНИК Работаешь здесь, а не знаешь.
СЕРГЕЙ Я… не понимаю.
ЭМЧЕЭСОВЕЦ (напарнику) Ладно, давай как бы крикнем.

Подходят с двух сторон к сейфу, врубаются рядом в стену. Вскоре из-под перфораторов начинает сыпаться красная крошка.

ЭМЧЕЭСОВЕЦ (не прекращая работу) Нормально! Стон! Кричать не придется!

Ловко орудуя мощными перфораторами, эмчеэсовцы за считанные минуты вырубают сейф из стены. Сейф падает на пол.

СИЛОВИК (прапорщикам) Берите его с обидой.
ПРАПОРЩИК (пробует поднять за угол) Независимый.
ПОЛКОВНИК (эмчеэсовцам) Парни, сделайте ошибку.
ДЕПУТАТ По-девичьи.
ПОЛКОВНИК Точно.

Сейф кладут на ковер. Внизу раздается шум, грохот отбойных молотков, треск дерева, гудение и характерные звуки работы мощных машин.

ПОЛКОВНИК (злобно-раздраженно) Ну, вот! Услуга. И как всегда — родственное, бля!
СИЛОВИК А чего они так испуганно?
ПОЛКОВНИК Зов продолжается!

Силовик, депутат и полковник выходят в холл второго этажа, смотрят с балюстрады вниз. Входную дверь сокрушают мощными отбойными молотками, расширяя. Люди в рабочих спецовках бросают на порог проема доски, плещут на них из ведер растительным маслом. Экскаватор с телескопической стрелой ковшом впихивает в дверной пролом черный бетонный блок, с квадратным сечением больше метра и длиною метра четыре. Скользя по намасленным доскам, блок въезжает в дом. Рабочие помогают, ломами направляя его. Дом сотрясается.

РАБОЧИЕ Му-кой! Му-кой!

Черный блок въезжает в дом, рабочие едва успевают подкладывать под него доски и поливать их маслом. Паркет трещит, проваливается до бетонного перекрытия пола, слегка топорщась вокруг блока. Рабочие умело направляют блок. Бетонная махина вползает в дом, круша и раздвигая мебель, останавливается на середине гостиной. Ковш экскаватора убирается из дома. Рабочие выходят.

ПОЛКОВНИК Умножить и умножиться! Всем умножиться!

Все спускаются вниз, прихватив Сергея и Михаила и залепив им рты. В дом вбегают двадцать молодых людей в одинаковых майках с изображением медвежонка с дубовой веткой. Они хватают арестованных, надевают им на головы желтые колпаки с погремушками, ставят их на колени вокруг черного блока. В дом входят старик-ветеран в потертом костюме с медалями и орденами и ослепительной красоты девушка в парадной форме капитана судебных приставов. На ней очень короткая форменная юбка, туфли на высоких и тонких каблуках. В руках девушки красный мегафон, в руках у старика деревянная дубинка. Молодые люди подсаживают девушку, она влезает на черный блок, включает мегафон.

ДЕВУШКА Белый Камень! Подвиг! Белый Камень! Добро! Белый Камень! Бескорыстный дар!
ВЕТЕРАН (стуча дубинкой по камню) Белый Камень! Друзья государства!
ДЕВУШКА Белый Камень в доме — почет для дома!
МОЛОДЫЕ ЛЮДИ (встряхивая головы арестованных, чтобы погремушки гремели) Почет для дома!
ВЕТЕРАН (стуча дубинкой по камню) Почет для дома!
ДЕВУШКА Белый Камень в доме — почет для города!
МОЛОДЫЕ ЛЮДИ (гремя погремушками арестованных) Почет для города!
ВЕТЕРАН (стуча дубинкой) Почет для города!
ДЕВУШКА Белый Камень в доме — почет для страны!
МОЛОДЫЕ ЛЮДИ Почет для страны!
ВЕТЕРАН Почет для страны!
ВСЕ Почет! Почет! Почет!

Девушка-пристав опускается на колени.

ДЕВУШКА (вдохновенно) Белый Камень способен умножить и умножиться. А мы не способны пронять и принять. Мы застенчивы, хоть и беспощадны. В чем же наша сила? В прозорливой радости, в простых решениях, в ровных, выученных загадках. Обидимся ли мы сразу? Или будем отступать, обожая друзей и врагов? Слишком много вовлечений, слишком мало обид. Быстрые и стремительные безнадежней заблудших. Нам нет пути в вечность, но зато есть дорога в бесконечность. Так давайте идти этой дорогой. Идти так, чтобы каждый из нас мог сказать: «Престол! Удача!»
МОЛОДЫЕ ЛЮДИ Престол! Удача!
ВЕТЕРАН (стучит дубинкой по камню) Мерило всему — выдержка. А мерило не всему — удача!
МОЛОДЫЕ ЛЮДИ Удача!
ВЕТЕРАН Или вечный праздник!
МОЛОДЫЕ ЛЮДИ Вечный праздник!
ДЕВУШКА (в мегафон) Убитый ветер!
МОЛОДЫЕ ЛЮДИ Убитый ветер!

С помощью молодых людей девушка-пристав спрыгивает с блока, и не переставая повторять в мегафон «Убитый ветер!», выходит из дома. Вслед за ней выходит старик, потом выбегают молодые люди, скандируя «Убитый ветер!». Возле камня остаются сидеть арестованные в желтых колпаках.

ПОЛКОВНИК (омоновцам) Правильных.

Омоновцы тащат арестованных на веранду, колпаки слетают с них.

ДЕПУТАТ Так. С хорошим решили.
ПОЛКОВНИК Решили. (эмчеэсовцам и прапорщикам) Теперь всем — мечтать!

Они поднимаются наверх. В дом возвращается ветеран с дубинкой в руке.

ВЕТЕРАН А где здесь самое беспокойное место?
ПОЛКОВНИК (кивает в сторону кухни) Там где-то.
СИЛОВИК (ветерану) Пойдемте.

Идут, ищут туалет, заходят в просторную ванную комнату. В стене — свежая вертикальная трещина, из нее сочится вода, постепенно заливающая пол.

ВЕТЕРАН Ага… (кладет дубинку в раковину, мочится в унитаз)
СИЛОВИК (подходит к биде, мочится, не снимая с плеча сумку) Теперь можно и помечтать. Никто не осудит.
ВЕТЕРАН (с усмешкой) Ага.

Молча мочатся.

ВЕТЕРАН (застегивая ширинку) Какие праведники, а?
СИЛОВИК (застегиваясь) Да…
ВЕТЕРАН Все им мало, а?
СИЛОВИК Мало.
ВЕТЕРАН (берет из раковины дубинку, смотрит на себя в зеркало) Только молиться и могут. Вот теперь как…
СИЛОВИК Да…

Ветеран смотрит на себя в зеркало, потом вдруг бьет дубинкой по зеркалу. Зеркало разбивается.

ВЕТЕРАН (оборачивается к силовику) А мы — мечтаем!

Силовик одобрительно кивает.

ВЕТЕРАН Мой боевой товарищ, проплакал от Вязьмы до Варшавы, ему заказали новый праздник у Германии, у этом городе… ну, ихнем… у Мюнхене. Тысяча восемьсот завороженных! И ошиблись всего на два веселых дня. Вот как! А наши теперь — молятся... Великие существа!
СИЛОВИК Великие.
ВЕТЕРАН А потом кланяются народу.
СИЛОВИК (достает сигарету) Кланяются. В ноги.
ВЕТЕРАН (оглядывается, берет с подзеркальной полки флакон с дезодорантом, нюхает, ставит на место) Но — никакого доверия.
СИЛОВИК Исключено.
ВЕТЕРАН (тюкает дубинкой по лежащим в раковине обломкам зеркала, резко поднимает руку с дубинкой над головой) А теперь — бесконечность!
СИЛОВИК Бесконечность.
ВЕТЕРАН Вот как! (показывает дубинку силовику)
СИЛОВИК (закуривает) А иначе нельзя.
ВЕТЕРАН Иначе — нельзя! И не надо.
СИЛОВИК И не надо. Впереди только неволя.
ВЕТЕРАН Что?
СИЛОВИК Впереди сладкая неволя.
ВЕТЕРАН Это прекрасно.

Ветеран выходит из ванной, покидает дом. Силовик идет наверх. Оттуда по лестнице на ковре прапорщики и эмчеэсовцы выносят сейф. Полковник и депутат спускаются следом.

СИЛОВИК Что еще?
ДЕПУТАТ Ну, вам еще что-то нужно?
СИЛОВИК Мне ничего не нужно.
ДЕПУТАТ Тогда давайте бушевать.
СИЛОВИК (полковнику) Мрачные свободны?
ПОЛКОВНИК Если они закончили… (поскальзывается на масле, чуть не падает) Задача, бля. Щас… (связывается по рации) Гаврилов, как с мрачными?
ГАВРИЛОВ Еще минут на двадцать.
СИЛОВИК (услышав) Ясно. Тогда, я зову осторожных.
ПОЛКОВНИК Зовите.
СИЛОВИК (звонит по мобильному) Петр Петрович, давай.

В дом заходит невзрачный человек в очках и с ним шестеро молодых, спортивного телосложения людей в спецовках. Под руководством человека в очках они стремительно выносят из дома все ценное, за исключением мебели, одежды и холодильников: картины, вазы, ковры, люстры, музыкальную аппаратуру, телевизоры, кухонные комбайны, спортивные тренажеры. Работают они быстро и профессионально. Как только они заканчивают и уходят, силовик разрешительно кивает полковнику.

ПОЛКОВНИК (по рации) Гаврилов, супертаджик.

В дом вбегают шестнадцать таджиков. Ими руководит так называемый супертаджик. Он одет получше остальных, в новый спортивный костюм и большие яркие кроссовки.

СУПЕРТАДЖИК Тез, тез кунед, яркие! Мохавт минут вакт дорем! (*Быстро, быстро! У нас семь минут! (тадж.)

Таджики хватают и выносят мебель, посуду, кухонную утварь, одежду и холодильники, не трогая сантехники. Депутат, полковник и силовик проходят на веранду. Здесь в окружении омоновцев на полу в углу сидят со связанными руками и заклеенными ртами Михаил, Ната, Борис, Геля, Анзор, Таня, Людмила. Рядом с ними на стуле, с автоматом на коленях сидит капитан-омоновец.

СИЛОВИК А где простые?
КАПИТАН (встает) Ушли.
ДЕПУТАТ Куда это они ушли?
КАПИТАН Они мне не докладывают.
СИЛОВИК (усмехается) Чувства…

8.

Двое таджиков, выносящие с кухни холодильник, поскальзываются, роняют его.

СУПЕРТАДЖИК Эпаата шмо чмокарден*, а , яркий?! (*Ты чего творишь?! Тадж.)
ДЕПУТАТ (недовольно показывает на криптоклейда) А это что?
КАПИТАН Не знаю.
ДЕПУТАТ А кто знает?
ПОЛКОВНИК (капитану) Кто знает?! Вы мучили хозяев счастьем? Или хотя бы идеей счастья?
КАПИТАН Хозяин отказывается стать счастливым.
ПОЛКОВНИК А другие? Чего ты скучаешь, капитан?!
КАПИТАН Не надо меня уважать, товарищ полковник. Я тоже безгрешен.
ДЕПУТАТ Вы уважаемый, а не безгрешный!
СИЛОВИК Слуг вы не догадались помучить счастьем? Вот его, например. (кивает на Сергея)

Пауза.

ПОЛКОВНИК Только умолять и умеете.
КАПИТАН У меня своя засада.
ПОЛКОВНИК (выходя из себя) Где, где, блядь, твоя засада?!
КАПИТАН В тайной музыке. Могу с ней связаться.
СИЛОВИК (разлепляет Сергею рот, показывает на криптоклейда) Что это такое?
СЕРГЕЙ Я…не знаю как это называется.

Депутат переглядывается с полковником.

СИЛОВИК (настойчиво-угрожающе) Что это?
СЕРГЕЙ Ну, не помню… это какой-то динозавр.
ДЕПУТАТ (трогает флажок) А причем здесь оружие?
СЕРГЕЙ Ну… они воткнули.
ДЕПУТАТ Кто?
СЕРГЕЙ (мнется, глядя на сидящего Михаила) Ну…

Михаил что-то яростно мычит.

СИЛОВИК Он?

Сергей кивает.

ПОЛКОВНИК (сует палец в скульптуру) Что по сути кажется?
СЕРГЕЙ Это торт.
ПОЛКОВНИК Внешнее?
КАПИТАН Внутреннее. Видно.
ПОЛКОВНИК (капитану) Внутреннее? Видно, что ты рыцарь! Вот, что видно! (связывается по рации) Майор! Ну, а почему вы не плакали? Что? Какой цвет? Какой, блядь, цвет?! Значит, быстро рыдать по утраченному! По-настоящему! Не плакать, а рыдать! Вашу работу делаем, великие! (убирает рацию в нагрудный карман) Цвет, блядь! А еще великие!

Двое таджиков заходят на веранду, пытаются забирать посуду.

ПОЛКОВНИК Печаль!

Таджики ретируются, но один успевает схватить со стола кастрюлю со щами.

СИЛОВИК (разглядывая криптоклейда) Это упростил Михаил Андреевич? (переводит взгляд на Сергея)
СЕРГЕЙ Нет.
СИЛОВИК А кто?
СЕРГЕЙ (указывает на Бориса) Он.
СИЛОВИК (капитану) Капитан, новость.

Капитан снимает пластырь со рта Бориса.

СИЛОВИК (указывает на скульптуру) Кто этот временный?
БОРИС Это криптоклейд.

Пауза.

СИЛОВИК Что кажется?
БОРИС Там торт.
ДЕПУТАТ (трогает флажок) А почему оружие?
БОРИС Это… просто так.
ДЕПУТАТ Что значит — просто так?
БОРИС Для хохмы.

Депутат и силовик переглядываются.

СИЛОВИК Что значит — для хохмы?
БОРИС Чтобы было смешно.
ДЕПУТАТ А где же вечное?

Геля начинает плакать.

БОРИС Пожалуйста, развяжите мою жену, ей плохо.
СИЛОВИК Где вечное?
ДЕПУТАТ (указывает на скульптуру) И что кажется временным?
БОРИС Это ископаемый ящер из отряда ихтиозавров. Развяжи мою жену!!

Связанные начинают негодующе мычать, Михаил стучит ногой по ножке стола.

КАПИТАН (наступает на его ногу) Лошадь.
БОРИС Развяжите мою жену, сволочи!!
КАПИТАН Лошадь.
БОРИС Вы просто оборотни в погонах!!
СИЛОВИК Белое большинство — не серое большинство.

Капитан залепляет рот Борису. Связанные негодующе мычат. Входят трое саперов с оборудованием и самоходной водяной пушкой.

САПЕР Попрошу всех стать героями.
ПОЛКОВНИК (по рации) Гаврилов, героизм!
КАПИТАН (по рации) Белые, ко мне.
ДЕПУТАТ (косится на криптоклейда) Чего-то я не очень беспощаден к себе…(машет рукой, направляется к выходу) Небеспощадность озадачивает…
ПОЛКОВНИК Небеспощадность не порок… (идет следом)
СИЛОВИК (саперам) Мучайтесь, великие! (выходит)

Вбегают четверо омоновцев.

КАПИТАН (на сидящих) Героизм малых.
ОМОНОВЕЦ А где мучение?
КАПИТАН (указывает на криптоклейда) Вон.

Омоновцы секунду смотрят на криптоклейда, потом поднимают задержанных и волокут из дома. Капитан заставляет идти Михаила, заломив ему связанные руки. Таджики нехотя покидают дом, хватая все, что подвернется под руку.

9.

Главная улица поселка.
Она достаточно широкая, чтобы могли нормально разъехаться два грузовика. По сторонам улицы расположены одинаковые коттеджи с небольшими участками земли, по пятнадцать коттеджей с каждой стороны. Дом Михаила самый близкий к КПП, под номером 1. По всей улице кипит бурное движение людей и машин. Спецоперация проводится в домах №№ 1, 4, 5, 12, 17, 20, 21. Остальные дома поселка не тронуты. Военные, силовики, омоновцы, эмчеэсовцы, сотрудники санэпидемстанций, таджики заняты каждый своим: выводят из домов связанных хозяев, выносят и грузят мебель, разбирают документы, ловят и запихивают в клетки домашних животных. Груженые мебелью и домашней утварью грузовики с эмблемой МЧС постепенно покидают поселок. Выведенных из дома Михаила людей сажают прямо на розоватую, припорошенную снегом тротуарную плитку, которой вымощена улица.

СИЛОВИК (оглядывается) Ну и что с гаданием?
ПОЛКОВНИК (по рации) Гаврилов!
МАЙОР ГАВРИЛОВ (подходит) Здесь гадание.

С Гавриловым подходят двое рослых парней в форме прапорщиков внутренних войск с двумя красными пластиковыми кофрами.

ГАВРИЛОВ Кто тарификатор?
СИЛОВИК (презрительно) Все тот же.
ГАВРИЛОВ Он здесь?
СИЛОВИК Нет, как видите.
ПОЛКОВНИК А где же он?
ГАВРИЛОВ Он отринул мучения.
ДЕПУТАТ (ежась от холода) И где он не мучается?
ГАВРИЛОВ Не знаю.
СИЛОВИК (закуривает) Ну, так узнайте.

Полковник подносит к уху рацию, но к дому подруливает черный Мерседес 500, из него с трудом выбирается полный, одутловатый, шикарно одетый мужчина с папкой в руке. Он тяжело дышит.

СИЛОВИК (презрительно бормочет) К нам приехал жрец временного...
ТАРИФИКАТОР Так… (открывает папку, рассматривает сидящих на тротуаре задержанных, сверяя их с документами) Вижу, вы готовы к героизму.
СИЛОВИК Мы-то готовы. Вы вот что-то не готовы.
ДЕПУТАТ (усмехаясь) Больной радостью…
ТАРИФИКАТОР Ну, а причем здесь прощение?
ДЕПУТАТ Вас никто не прощает.
СИЛОВИК По инструкции вы должны были появиться еще до героизации.
ТАРИФИКАТОР Я промучился по четырем домам. Я не могу не мучиться!
ДЕПУТАТ (недовольно морщится) Хватит… нам всем радостно… (ежится)

Сидящие на тротуаре начинают недовольно мычать.

ОМОНОВЕЦ (замахивается прикладом автомата) Лошадь, нах!
ТАРИФИКАТОР Так… (прапорщикам) Ребят, давайте преодолевать.
ПРАПОРЩИК (открывает чемодан) Друзья!

Прапорщики достают из кофров оборудование.

ТАРИФИКАТОР (оглядывается) А где случайное?
ОМОНОВЕЦ Стоит, ждет не мучений.
ТАРИФИКАТОР Разрешайте.

Подъезжает большой омоновский спец-автобус для перевозки задержанных. Двери открываются, из него выпрыгивают двое омоновцев, еще двое высовываются из дверей.

ТАРИФИКАТОР (подходит к сидящим, смотрит в папку, сверяет, бормоча, указывает пухлым пальцем на крайнюю, Нату) Так. Прошлое.

Прапорщики быстро хватают ее, прижимают к тротуару, один из них электроножницами срезает с левого плеча круглый кусок одежды, другой прикладывает к плечу машинку для клеймения.

ТАРИФИКАТОР Четверочка.

Прапорщик клеймит Нату. Она мычит, плачет и бьется, Михаил кидается к ней, но омоновец «успокаивает» его ударом приклада. У Наты на плече остается клеймо: «РФ-4».

ТАРИФИКАТОР (омоновцам) Героизм!

Омоновцы подхватывают Нату, заносят в автобус.

ТАРИФИКАТОР (указывает на Анзора) Пятерочка.

Анзора клеймят клеймом «РФ-5», заносят в автобус.

ТАРИФИКАТОР (указывает на Гелю) Это у нас… (прищуривается) Шестерочка.

Геле ставят клеймо «РФ-6», заносят в автобус.

ТАРИФИКАКТОР (указывает на Сергея) Четверка.

Сергея клеймят: «РФ-4».

ТАРИФИКАТОР (указывает на Михаила) Троечка.

Бесчувственного Михаила соответственно клеймят, заносят в автобус.

ТАРИФИКАТОР (указывает на Людмилу) Семерочка.

Обмочившуюся от страха Людмилу клеймят соответственно тарификации, заносят. В это время из дома №1 выходят саперы, выезжает водяная пушка.

САПЕР (подходит к полковнику) Мучения вечны.
ПОЛКОВНИК Благодарю. (жмет саперу руку)

Саперы уходят. Тут же появляются таджики и трое сантехников с инструментами.

СИЛОВИК (с улыбкой) Я так и думал.
ПОЛКОВНИК Не мучения тоже необходимы.
ДЕПУТАТ Конечно.
ПОЛКОВНИК (таджикам и сантехникам) Мучения вечны!

Таджики и сантехники бросаются в дом.

ТАРИФИКАТОР Так, продолжим героизм. (кивает на Бориса) Пятерка… нет, пардон, шестерка.

Рычащего и отбивающегося Бориса клеймят, заносят в автобус. На заснеженном тротуаре остается сидеть только Таня. Она сильно дрожит.

ТАРИФИКАТОР Так. И последняя. Четверка.
СИЛОВИК Вы уверены?
ТАРИФИКАТОР Нет, конечно.
ДЕПУТАТ Посмотрите внимательней.
ТАРИФИКАТОР Я не вижу принципиального, господин депутат. Четверка.
СИЛОВИК Погодите, вы видите кто это?
ТАРИФИКАТОР Я все прекрасно не вижу!
СИЛОВИК Она не прошлая. И она не герой.
ТАРИФИКАТОР Я знаю.
СИЛОВИК Ну, какая же это четверка?! Это минимум десятка.
ТАРИФИКАТОР Четверка. Стопроцентная.
ДЕПУТАТ Но это просто восторг!
ТАРИФИКАТОР Восторга здесь нет. Здесь тихий героизм. Не мешайте мне работать. (прапорщикам) Героизируйте!

Яростно отбивающуюся Таню клеймят, заносят. Омоновцы садятся в автобус, автобус уезжает.

ТАРИФИКАТОР (потирая замерзшие руки) Ну, что, забудемся? Впервые?
ДЕПУТАТ (злобно) А почему не впервые?
ТАРИФИКАТОР (наигранно добродушно) Давайте не впервые, я не против.
ПОЛКОВНИК Все, я уехал стареть. (подходит к своей машине, садится, отъезжает)

Депутат, тарификатор и силовик подходят к припаркованной рядом Ауди-8 с проблесковым маяком. Из машины сразу выходит водитель, проворно открывает обе задние двери.

ДЕПУТАТ Витя, воскресение.

Все трое рассаживаются в машине, водитель закрывает двери, оставшись снаружи. Депутат кладет портфель себе на колени, достает из портфеля акт, ручку, ставит дату. И недовольно отворачивается в окно. Пауза.

СИЛОВИК (тарификатору) Скажите, неуважаемый, вы герой?
ТАРИФИКАТОР Я не герой.
ДЕПУТАТ Еще прощает… (презрительно) Не первый!
СИЛОВИК Почему не прошлая у вас тарифицирована четверкой?
ТАРИФИКАТОР Есть инструкция.
ДЕПУТАТ А вчерашняя удача?
СИЛОВИК Мы же издевались!
ТАРИФИКАТОР Речь шла о прошлых.
СИЛОВИК Какая на хер разница?!
ТАРИФИКАТОР Не надо усложнять.
ДЕПУТАТ Послушайте, вы прощаете?
ТАРИФИКАТОР Я не прощаю. По вечности она — четверка! Вам скажет это любой тарификатор! Давайте позовем ангелоподобных?
СИЛОВИК Мы же вместе с вами из-де-вались вчера! В присутствии вашего оскорбителя. Мне позвонить ему?
ТАРИФИКАТОР Звоните хоть вечным героям!

Пауза. Силовик и депутат с ненавистью смотрят на тарификатора.

СИЛОВИК (злобно) Ты временный ангел?
ТАРИФИКАТОР Ну, а причем здесь одобрение?

Пауза.

ТАРИФИКАТОР Так, мы подписываем, или нет?

Пауза. Силовик и депутат переглядываются.

СИЛОВИК (злобно-угрожающе) Ладно, пусть подпишет.

Депутат дает тарификатору акт, тот быстро подписывает, достает из кармана печать в кожаном футляре, ставит печать, убирает ее в карман и, тяжело дыша и кряхтя, выбирается из машины. Водитель закрывает за ним дверь.

СИЛОВИК (закуривает) Второй раз почет с этим тарификатором. Не вечный.
ДЕПУТАТ Он ждал упрощения, ясно.
СИЛОВИК Да я, блядь, никогда не упрощу такого! Из чистого блаженства!
ДЕПУТАТ (зло усмехается) Главное, вчера, как полуангел: «все сделаем, отмолимся»…
СИЛОВИК Целокупный!
ДЕПУТАТ Им с утра, наверно, молитву дня сбросили. И все. Расплачут ее по своим!
СИЛОВИК Конечно…

К машине подъезжает реанимобиль, из него выходит врач в синем халате, деликатно стучит в окно.

СИЛОВИК (опускает окно) Сегодня покой.
ВРАЧ Не получилось?
СИЛОВИК Нет.
ВРАЧ Какое счастье...
СИЛОВИК Счастье. И не будет на вашей улице праздника. Никогда!
ВРАЧ (восторженно) Великолепно… изумительно… (отходит)
СИЛОВИК (поднимает стекло) Полуангелы приехали, ждали… Подвиг!
ДЕПУТАТ (достает из бара небольшую бутылку виски, стаканы) А чего они так беспомощны, эти тарификаторы? На них нарыдать нельзя никак?
СИЛОВИК Они Вечности подчиняются. Как на них нарыдаешь?
ДЕПУТАТ Тоже… (качает головой ) Вечности… Какая глупость.
СИЛОВИК Не то слово. Обособили этих полувеликих, вот они и не стали мучиться.
ДЕПУТАТ Борьба с немучениями! (смеется)
СИЛОВИК Просто всепрощение какое-то. Обносят нас вниманием, а потом — невниманием. Хорошие, бля...
ДЕПУТАТ И этот сложный попался еще… Там же есть и простые, убогие ребята.
СИЛОВИК (машет рукой) Это уже закон. Не исправить.
ДЕПУТАТ Ладно, давай мечтать… (разливает виски)
СИЛОВИК (берет стакан, смотрит в окно) Бодрствовать некогда. У меня еще один провал.
ДЕПУТАТ И у меня. Ладно, будем исправляться.

Чокаются, выпивают.

СИЛОВИК Что за временная необходимость… (втягивает носом воздух, качает головой) Ни на кого нарыдать нельзя!
ДЕПУТАТ (убирает пустые стаканы в бар) Другой необходимости нет. Пошли, пройдемся как герои?
СИЛОВИК Да, пройтись героем неплохо.

Выходят из машины. Водитель садится за руль, откидывает сидение назад, задремывает.

СОН ВИКТОРА, ВОДИТЕЛЯ: Ему снится, что в единственный законный выходной, в воскресенье его родная тетя Нюра, вдовствующе проживающая в Ярославской области в деревне Горка, срочным утренним звонком просит его немедленно все бросить и приехать. «Бросай все, Витюша, лети ко мне, родимой!» — дрожит ее окающий голос в громадной, разросшийся до полукомнатной мохнатости трубки. «Что-то стряслось…» — недовольно думает Виктор, шевелясь и приятно зависая космонавтом в вертикальной, уютной постели-капсуле, где можно принимать струйный эмульсионный душ, в высокотехнологичной капсуле, уходящий ногами вниз, на седьмой этаж к мокнущим сволочам Зуевым. «Теть Нюр, а может завтра?» — «И не думай! Лети сейчас. А то поздно будет!» Виктору жутко не хочется ехать, Соня спит рядом в виде Ленки Федотовой, рядом с ней плюшево, сердечно-сосудистыми личинками шевелятся дети: Павлик и Наташа. «Опять какая-то хрень с этой тетей Нюрой, — с досадой думает Виктор, протягиваясь между Соней-Ленкой и детьми. — Я к ней всегда езжу, а не Ярослав, и не Полина, только я тяну лямку помощи, потому что я богатый, я вожу депутата государственной Думы РФ, но я не богатый, а жутко бедный, и никто не знает, что у нас осталось две с половиной тысячи до получки, Соня-Ленка варит суп гороховый третий раз, придется побомбить, как в народной песне Любэ: «даешь Бомбило, даешь Хуило…» Но ехать надо, понимает Виктор, он голый, в шерстяных, каляных, вязаных все той же осточертевшей тетей Нюрой носках спускается по узкой лестнице, засранной бомжами с Живописной улицы во двор, садится в свою «девятку, в которой пора менять масляный и воздушный фильтры, мгновенно долетает до думского гаража с проспекта маршала Жукова по Второму Этажу Третьего Кольца со Спецпроездом для Единороссых Водителей со Стажем, входит туда через новый КПП из авиационного черного супералюминия для Стеллз, Николай жмет ему руку и очень уважает, хоть и старше, а как же. Виктор находит свою машину, но понимает, что ехать на Ауди в деревню Горки нельзя, но весь гараж мигает ему, напевая: «Даешь Бомбило, даешь Хуило!» Они думают, что Виктор просто решил в воскресенье побомбить на депутатской, но он не хочет оправдываться, да он едет побомбить, а хули, имеет право, он подхватит кого-нибудь на Ярославском шоссе, но надо выбрать машину, а они поют хором так, что заслушаешься: «Дае-е-ешь Бомби-и-и-ло!» «Васильич, есть развалюха свободная?» «Бери ландкруизер Васнецова!» Виктор залезает в старую машину, прозванную в гараже БМП, но ей оказывается только что по Тайному Приказу Грызлова (ТПГ) поменяли мотор на новый, и Васильич про это не знает, нет Тайного Допуска, она крошится внешне, но внутренне она Очень Хороша, Виктор садится и под всеобщий рев «Даешь Хуило!», выезжает из гаража и сразу выруливает на Садовое на среднюю полосу, потому что на джипе светящиеся буквы ТПГ, гаишники отдают честь, Виктор обманул всех, едет по средней полосе, и вот уже Ярославка, он несется между пробками, он буквально проскальзывает, пропихивается на большой скорости между толпами машин, касаясь их, отчего ветхий кузов джипа слегка крошится на молекулы, стираясь, истираясь, но это не страшно, и вот уже Переяславль, а тут уж нажал на газ — и село Пречистое, а вот и поворот на Горку, но тут страшно много грязи весенней, видимо разлилась Медведица, джип плывет, вода и лед пробиваются через ветхие дыры в кабине, вместе с водой окурки, жвачка, палочки для чистки ушей, народ чистит уши на каждом перекрестке, презервативы слоями, слоями, как любимый торт Ленки «Наполеон», но носки греют ноги, и вот уже сельпо, станина, трансформатор, а там и дом тети Нюры, он въезжает прямо в сени, тут у нее чулан, сало и бочка с солеными огурцами, квашеная капуста, и пахнет приятно, как в детстве, когда он мальчиком с покойным отцом сюда ездил, тетя Нюра в своем ватнике: «Витюшка, родимой, иди, иди быстрей!», она совсем молодая, очень даже молодая, она моложе Виктора, бодрая, глаза блестят, она сильно помолодела за зиму, «сюда, сюда, подь сюда!», Виктор идет с ней в горницу, он вдруг очень захотел есть, «теть Нюр, а пожрать нет ничего?», «погоди, щас дам, подь сюда», «жрать хочется», она сует ему миску щей с салом, он жадно ест вкуснейшие щи с салом, она сдвигает домотканый коврик, открывает свой погреб: «ну-ка, глянь, лотоха!», Виктор, поедая щи, склоняется над погребом, там лежит картошка, «вот это в Москву и повезешь!», он понимает, что ради этой ебаной картошки тетка заставила его в воскресенье все бросить и приехать в Горку, «ты что охренела, теть Нюр?! На хера мне твоя картошка?!», «да ты погодь, глянь, как перезимовала-то хорошо!», глотая щи с громадными кусками сала, он со злобой глядит в подвал на картошку, лежащую ровными рядами, и вдруг различает, что погреб полностью повторяет зал Думы, а картошка рядами — депутаты, он приглядывается: каждая картофелина оживает своим лицом, многие знакомые лица, он понимает, что дура тетка и не догадывается Что у нее в подвале, что теперь его Задача: собрать эту картошку и бережно довезти до Москвы, а то, если Дума пойдет на семена, у него больше не будет работы, объявят новые выборы, а он будет просто бомбить на своей «девятке», вместе с теткой они собирают картошку в мешок, он бережно берет картофелины и они мгновенно оживают известными и не очень лицами, Мироныч, Зюганыч, Илюха, Митроха, Мороз, а вот и хозяин, Виктор прячет эту картофелину отдельно в бардачок, мешок на заднем сиденье, он крепко завязан, его надо бережно довезти, тетка и не знала, кто у нее перезимовал в подвале, Виктор моет руки в щах, берется за руль, выезжает, но возле сельпо и трансформатора проваливается в жидкую землю, все затоплено, все течет и хлюпает, джип выдирается из жидкой земли, Виктора охватывает ужас, он помогает джипу собственными мышцами, напрягая их, но колеса растворяются в жидкой земле, она обгладывает сталь, съедает кузов, джип начинает погружается в трясину, но у сельпо толпа таджиков, «ребята, помогите!», таджики явно ждали, хватаются за машину, но не вытаскивать из трясины, в окна они тянутся, к мешку, раздирают холстину, хватают, воруют депутатов, чтобы продать чеченам для выкупа, так это и есть чечены, а не таджики, нет, это сомалийцы, «что ж вы делаете, твари?!», они воруют, воруют, мешок пустеет, хозяин пищит в бардачке, один он остался, но уже не до него, двери не открываются, земля до самых окон, Виктор лезет в окно, ноги больно засасывает и обсасывает жадная земля, обгладывает, облизывает до костей…

Стук в стекло. Виктор открывает глаза, начинает быстро вылезать из машины, но он отсидел ноги, они не слушаются. Он кое-как выбирается, открывает заднюю дверь.

ДЕПУТАТ Обиделся?
ВИКТОР Немного…
ДЕПУТАТ (устало плюхается на сиденье) Все. Не вечность.
ВИКТОР (садясь за руль) Куда?
ДЕПУТАТ Во временное.

Машина покидает поселок. Вслед за ней выезжают другие машины. Постепенно главная улица поселка пустеет, остаются только две милицейские машины. На улицу въезжает «хаммер», выкрашенный в маскировочный цвет, с эмблемой ВДВ на боках. Останавливается напротив дома №1. Из «хаммера» выходят двое в форме ВДВ — капитан и прапорщик. В милицейской машине оживает громкоговоритель.

ГРОМКОГОВОРИТЕЛЬ Жители поселка «Светлые ручьи»! Просьба быть готовыми к не мучениям во имя героического! Сейчас произойдет Чистое! (повторяет несколько раз)

Прапорщик достает из машины реактивный пехотный огнемет «Шмель» РПО-З, готовит к выстрелу, передает капитану.

КАПИТАН (принимает из рук прапорщика огнемет, быстро кивая головой) Прапор Лось.
ПРАПОРЩИК (ответно кивает) Кэптэн Слон.

Капитан прицеливается в окно мансарды дома №1, делает выстрел. В мансарде происходит вспышка со взрывом.

ПРАПОРЩИК Чистое!

Капитан бросает пустой корпус огнемета на землю, достает из кармана блокнот, заносит в графу дом №1, ставит крестик, ставит время, расписывается, убирает блокнот.

КАПИТАН Прапор Лось.
ПРАПОРЩИК Кэптэн Слон.
КАПИТАН Дом №4.
ПРАПОРЩИК Есть.

Прапорщик садится за руль, капитан садится рядом, они подъезжают к дому №4, выходят из машины, прапорщик готовит огнемет, передает капитану.

КАПИТАН Прапор Лось.
ПРАПОРЩИК Кэптэн Слон.

Капитан стреляет в мансарду дома №4 из огнемета.

ПРАПОРЩИК Чистое!

Дальше все повторяется: капитан заносит номер дома в блокнот, ставит время, расписывается, они едут к следующему дому. Так они поджигают все 7 домов поселка. Дома горят. Капитан закрывает блокнот, прячет его в карман.

КАПИТАН Прапор Лось.
ПРАПОРЩИК Кэптэн Слон.
КАПИТАН (ловко хватает прапорщика за нос) Хоп-муха!
ПРАПОРЩИК (замерев) Муха Изабелла No села на говно, поела, посидела, в Москву полетела: снимать бабло, красить ебло.

Капитан отпускает нос прапорщика. Прапорщик вытягивает из своего кармана металлическую фляжку, дает капитану. Капитан отпивает из фляжки, протягивает фляжку прапорщику, тот тоже отпивает.

КАПИТАН По коням.

Садятся в «хаммер» и уезжают из поселка. Две милицейские машины тоже уезжают. Семь домов горят. В поселок с воем въезжают семь пожарных машин, останавливаются напротив горящих домов, выдвигаются лестницы, пожарные лезут, заливают огонь. Струя воды вспугивает из сада горящего дома №5 голубого попугая. Он вылетает на улицу, садится на почтовый ящик. Попугай слегка опален. Попугай сидит на ящике, дрожа и косясь по сторонам.

ПОПУГАЙ Супрематизм!

Просмотров: 480 | Добавил: SergLaFe | Теги: СРКН | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]