Главная » 2009 » Май » 16 » Ким Зигфельд. Россия и New York Times
11:37
Ким Зигфельд. Россия и New York Times
"American Thinker", США (Kim Zigfield), 09 мая 2009. Русский перевод оп. на сайте ИноСМИ.Ru http://www.inosmi.ru/translation/248993.html

Ким Зигфельд пишет о России в блоге La Russophobe, а также пишет колонку о России для группы изданий Pajamas Media.


Аналитическая статья, опубликованная в номере газеты New York Times 2 мая и написанная московским корреспондентом Клиффордом Леви, подчеркнула безнадежную неспособность газеты предложить свои читателям настоящее понимание неосоветского режима Владимира Путина [Ху из мр.Путин].

В то время, как газеты продолжает свои слабоумные попытки собирать по 2 доллара за номер ежедневного издания, продающийся в газетных ларьках, самое время потратить момент, чтобы оценить ее реальную ценность. Я уже сообщала о вопиющих недостатках в репортажах этой газеты из России, в частности в том, что касается путинской войны в Чечне и протестов в Молдове, и я уже показывала, как редакционные статьи New York Times бессовестно искажают историю, чтобы спрятать более раннюю поддержку Путина, которого газета изначально охарактеризовала как серьезного реформатора, которому лишь требуется время, чтобы показать себя во всей красе.

В своей последней попытке, озаглавленной 'Загадочные намерения российского президента', Леви дает читателям лишь два направления, хотя на самом деле их совершенно точно три. Он спрашивает:

Является ли [Дмитрий Медведев] лишь любезным 'человеком-вывеской' для поборников жесткого курса, окопавшихся в Кремле, президентом-марионеткой, произносящим успокаивающие слова, но не способным на что-то большее? Или же он настоящий реформатор, незаметно двигающий Россию в сторону от деспотичной практики г-на Путина, но ему просто нужно больше времени? Замечания г-на Медведева регулярно трактуются как признаки разногласий с г-ном Путиным, которого считают верховным лидером России, и, возможно, в них можно разглядеть упрек стилю г-на Путина. Но, скорее всего, г-н Путин просто позволил г-ну Медведеву вести себя по-своему, при условии, что он не будет менять курс правительства.

Просто поразительно, что журналист, чьей первейшей обязанностью является объяснять [намерения России] читателям самой влиятельной газеты США, может быть столь близорук. Разве не существует еще и такая возможность, что Медведев просто подчиняется прямым приказам Путина? Неужели газете New York Times так сложно понять, почему Путин хочет, чтобы Медведев произносил пустые слова о либерализации гражданского общества?

Причина для этого смотрит Леви прямо в лицо, если бы он только снял свои наглазники: Все дело в экономике, глупец!

В то время, как добыча нефти и газа уменьшается из-за падающих рыночных цен на сырье, российский фондовый рынок потерял три четверти своего объема, ожидается, что золотовалютные запасы уменьшатся более чем на половину к концу года, а стоимость рубля снизилась на одну треть. На следующий год прогнозируются драконовские меры по сокращению бюджета и бюджетный дефицит.

Инфляция и безработица находятся на ужасающих уровнях выше 10 процентов, и на российском Дальнем Востоке растет опасное движение протеста, чьи участники называют Путина 'Путлером' и призывают послать его в космос. Учитывая все это, не стоит удивляться, что Путин, как и Михаил Горбачев до него, понимает, что он просто не может себе позволить держать все крышки на российской политической скороварке закрытыми. Следует выпустить немного пара, чтобы предотвратить взрыв кастрюли.

В первую очередь Путин должен попытаться обезвредить попытки Запада воспользоваться беспрецедентным экономическим спадом в России, чтобы сделать эффективные шаги в сторону защиты прав человека. Этого можно добиться, если одурачить западных наблюдателей, и заставить их поверить, что Кремлю просто нужно дать время на внедрение реформ - так же, как Путину уже одурачил New York Times, когда впервые пришел к власти. Тогда, как и сейчас, Россия находилась в глубокой рецессии и была крайне уязвима для западного давления. Путину требовалось время для восстановления, и это именно то, что невежественные наблюдатели, наподобие редакционной коллегии New York Times, предложили ему. Цена нефти взлетела вверх, и Путин смог провести целую серию пугающих мер против гражданского общества.

Леви продолжает ошибаться, когда он рассматривает подробности. Он пишет:

Г-н Медведев - бывший профессор юриспруденции, похоже, симпатизирующий трудностям, с которыми сталкиваются правозащитные группы. Несмотря на это, лидеры этих групп могут указать лишь на одно недавнее действие правительства, которое можно интерпретировать как признак оттепели: решение суда досрочно освободить юриста Светлану Бахмину, которая пострадала в процессе жестокого преследования нефтяной компании ЮКОС и ее основателя Михаила Ходорковского, начатого г-ном Путиным. В то же время прокуратура выдвинула новые обвинения против г-на Ходорковского, в свое время бывшего богатейшим человеком России и попавшего в тюрьму в 2003 году, после того, как он рассердил г-на Путина своим решением заняться политикой. Новые обвинения, результатом которых могут стать еще двадцать лет за решеткой, рассматриваются всеми как признак того, что Кремль не собирается ослаблять бразды своего правления.

Разве не возможно, что Бахмина, которая лишь недавно родила ребенка в тюрьме и стала объектом интернет-кампании за ее освобождение, была выпущена (отсидев половину своего шестилетнего срока) специально для того, чтобы Кремль мог вновь судить Ходорковского за те же самые преступления и оставить его в тюрьме до конца жизни без чьего-либо вмешательства? Читая Леви, к такому выводу прийти нельзя. А его вывод о том, что профессия 'профессора юриспруденции' в России делает человека защитником диктатуры закона, просто по-детски беспомощен. Медведев получил свою 'юридическую степень' в СССР, и не потратил ни одной секунды своей карьеры ради продвижения диктатуры закона. Он оставил это дело другим юристам, подобным Станиславу Маркелову, которого недавно застрелили за это в голову - а Медведев все это упорно игнорирует.

Владимир Путин проходил обучение искусству боя дзюдо, которое учит бойцов использовать силу противника против него самого. Этот способ дезориентации противника используется Путиным с самого начала его пребывания во власти. Например, его закадычные дружки оправдывают его тоталитарный контроль над всеми национальными телеканалами и газетами тем фактом, что Интернет остается свободным (у Медведева даже есть блог, говорят они). Однако, они забывают упомянуть, что 79 процентов населения страны не имеет доступа к Интернету (который слишком дорог для обычного россиянина, зарабатывающего менее 4 долларов в час), так что остаточная свобода - это не более, чем иллюзия. Кроме того, учитывая постоянные преследования блоггеров и даже просто комментаторов за 'экстремизм', как только они начинают критиковать Кремль, а также упорные попытки поглотить поставщиков Интернет-услуг, российский Интернет, по утверждению организации Freedom House, является лишь 'частично свободным'. По информации Freedom House, основным СМИ России 'несвободны', и что лишь в 21 странах на Земле государственный контроль над прессой сильнее чем в России. Показав свое настоящее отношение к российской молодежи, Медведев недавно одобрил закон, санкционирующий общенациональный 'комендантский час', согласно которому несовершеннолетние жители России не смогут появляться на улицах после 10 часов вечера.

С тех пор, как он впервые попал в Кремль, Путин оставил за собой след из убитых критиков, но Запад так и не вызвал его на ковер по этому поводу, и это особенно верно для газеты New York Times. Путин систематически поставляет помощь и удобства самым смертельным врагам Америки, но его даже не осудили за это, не говоря уже о наказании. И все это время он постепенно тормозит развитие всех аспектов гражданского общества в России, действуя так, чтобы не давать западным наблюдателям ни малейшей возможности остановить его.

Конечно, у Путина есть нахальная смелость. Когда у него закончились деньги, чтобы оплачивать военный контроль в Чечне, он просто объявил, что 'задача выполнена!' и заявил, что выводит силы из республики, потому что они там больше не нужны. Случаи терроризма мгновенно участились, но Путину никто и слова не сказал по этому поводу. Когда то же финансовое давление заставило провести суровые сокращения в российских вооруженных силах, Путин заявил, что это стало следствием крайне необходимой реформы, призванной бороться с коррупцией и некомпетентностью. Опять же, практически никто не заметил его очевидные слабости. Он устроил показательное шоу 'прозрачности', опубликовав свою налоговую декларацию, но большая часть мира проигнорировала тот факт, что эти декларации были пустышками, которые не рассказали нам ничего, кроме удивительного факта, что его зарплата в должности 'премьер-министра' оказалась выше его 'президентской' зарплаты.

Конечно же, просить, чтобы New York Times встал на сторону Америки, на сторону американских ценностей и интересов и назвал бы Путина тем корыстным, злобным империалистом, которым он на самом деле является, и призывал бы к действиям против него - это слишком много. Это работа для кого-нибудь вроде Рональда Рейгана, другими словами, настоящего американского патриота. Но неужели я так много прошу, когда хочу, чтобы New York Times просто рассказывал бы нам всю правду?

Эта газета должна быть врагом тех, кто ограничивает прессу и право людей на информацию, но, с врагами подобными New York Times, похоже, что г-ну Путину не нужны друзья.

Просмотров: 1571 | Добавил: SergLaFe | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]